Перстень за пение

В мае 1745 года в Санкт-Петербург из Италии неожиданно вернулся с учебы Кирилл Разумовский со своим наставником и другом Григорием Тепловым. А в Зимнем дворце в это время императрицей Елизаветой Петровной был объявлен очередной карнавал с фейерверками.

Фаворит царицы Алексей Разумовский решил сделать для любимой императрицы приятный неожиданный сюрприз. Как же без них, ведь он теперь — обер-егермейстер императорского двора…

 

* * *

И вот уже нарядно украшен зал. Раскрасневшаяся после танцев императрица присела на трон в ожидании выступлений гостей празднества.

Все, кто желал развлечь государыню, подходили к трону и исполняли какой-нибудь номер. Вот уже Григорий Теплов, одетый в удивительной красоты костюм Орла, виртуозно заиграл на скрипке. Публика громко и долго аплодировала и требовала продолжения. Теплов играл до тех пор, покане лопнули струны скрипки, только после этого публика отпустила его.

— Каков музыкант, просто чудо! — вздохнула Елизавета Петровна. — Ты согласен, Алексей?

— Полностью согласен, моя панночка…

Однако в этот момент толпа гостей дружно ахнула: на середину зала вышел загадочный Черный Шахматный Король, глубоко поклонился государыне, затем принял картинную позу и запел по-французски. При первых же звуках его голоса тело императрицы словно бы током пронзило. Елизавета Петровна унеслась мыслями на много лет назад, словно бы вновь попав на выступление своего любимого Алексея. Тогда он пел в театре, созданном усилиями одной из тронных предшественниц — императрицы Анны Иоанновны. Да-да, те же интонации, почти тот же бархатистый тембр!.. Но как же так?! Алексей ведь давно потерял свой дивный голос…

Присмотревшись к Черному Шахматному Королю еще внимательней, государыня узнала также осанку и жесты любимого фаворита. Так может, это ее Олесь?! Но нет же!.. Вот же он застыл рядом с ней — со своей панночкой, наряженный в карнавальный костюм Короля Горных Эльфов, сжимая в руке украшеный изумрудом золоченый посох… Господи, что же происходит-то?!

— Кто он, Алешенька?

— Сюрприз для моей ненаглядной панночки, — с загадочным видом произнес Король Горных Эльфов.

Песня завершилась, зал взорвался аплодисментами. Однако, вопреки общим опасениям, скрыться Шахматный Король не спешил. Он кивнул обер-егермейстеру, словно хорошему знакомому. Фаворит императрицы хлопнул в ладоши, и лакей принес откуда-то бандуру. Тогда Король Горных Эльфов отложил свой карнавальный посох, принял инструмент из рук лакея и ударил по струнам, а его загадочный шахматный собрат громко запел:

Ой, чи то кінь стоїть,

Сивая гривонька?

Сподобалась мені,

сподобалась мені

Тая дівчинонька!..

Теперь воспоминания отнесли государыню в прошлогоднее сказочное путешествие на родину своего любимого Алешеньки Разумовского — в «малороссийский бон вояж». Глухов, Козелец, Киев… теплые ясные ночи, до краев переполненные любовной негой и чудными ласками…

Дівчина підійшла,

Рученьку подала:

«Ой, краще б я була,

ой, краще б я була

Кохання не знала!»

Сердце императрицы то сладко замирало в груди, то бешено колотилось, готовое выпрыгнуть и упасть к ногам бесспорного победителя певческих состязаний!

Ой, чи то кінь стоїть,

Сивая гривонька?

Сподобалась мені,

сподобалась мені

Тая дівчинонька!..

Певец замолк, струны бандуры все еще вибрировали, когда зал взорвался овацией. Не имея сил сдержаться, Елизавета Петровна вскочила с трона и властно потребовала:

— Еще, спойте еще!!!

Присутствующие громогласно поддержали императрицу. Обер-егермейстер вновь заиграл, а Черный Шахматный Король спел теперь уже весело, немного даже вызывающе. Нет, это был не баритон Алексея, но все-таки голос прекрасный и насыщенный, очень напоминавший морскую волну — мощную в шторм и нежно-ласковую, когда буря утихнет.

Незнакомец пел до тех пор, пока за окнами на улице не стемнело. И тут обер-егермейстер, взяв незнакомца за руку, подвел его к трону и поставил по левую руку от государыни, сам же встал справа и молвил негромко:

— Ну что ж, Ваше Императорское Величество, завершайте маскарад.

— Спасибо, мой дорогой Король Горных Эльфов!

Лицо императрицы осенила довольная улыбка. Она поспешно ударила в золотой церемониальный колокол, для большей уверенности воскликнув:

— Повелеваю всем: откройте лица!!!

Хотя при этом пристально смотрела на стоявшего слева незнакомца. Глубоко поклонившись, Черный Шахматный Король снял маску, тогда все увидели несколько смущенного юношу с большими карими очами и румянцем во всю щеку.

— Кто вы такой? Представьтесь немедленно! — приказала Елизавета.

— Кирилл Разумовский, к вашим услугам, — ответил юноша, и поклонился. Гости словно по команде заговорили, причем довольно громко:

— Разумовский?..

— Как, еще один?!

— Да сколько же их, Разумовских этих!..

— Может, это брат обер-егермейстера?..

— Да, наверное, это его брат!..

— Ага-а-а, вот оно что!..

— Брат Алексея Григорьевича, значит… Вот оно как!..

Императрица же, прежде чем покинуть собрание и направиться в спальню, ласково обратилась к фавориту:

— Спасибо, милый друг, сюрприз удался на славу. Утром нам будет о чем поговорить… А сейчас подготовьте письмо дворцовому ювелиру, пусть завтра же как можно раньше прибудет во дворец и принесет те предметы, что я давеча осматривала…

— Хорошо, моя панночка! — с восторгом произнес обер-егермейстер.

 

* * *

Рано утром дворцовый ювелир принес императрице ее заказ.

После завтрака братья Разумовские получили из рук сияющей Елизаветы Петровны необыкновенно прекрасные подарки за ошеломительное выступление во время майского карнавала.

Это были два перстня: один с изумрудом, другой с рубином.

Вдобавок ко всему, Кирилл через некоторое время был возведен в гетманское достоинство.

А что Алексей получил вдобавок, как фаворит — история умалчивает…

Да-да, Ее Императорское Величество любила искусство и была очень, очень щедра к талантам!..