Неудачное обручение Дмитрия Вишневецкого

Солнце медленно опускалось за горизонт, сухой воздух был напоен сладковатым запахом прелой травы и пряными ароматами клейкой древесной смолы.

В ожидании ужина Дмитрий Вишневецкий расположился на широкой скамье небольшого шинка, стоявшего в окрестностях Острога, и с интересом поглядывал по сторонам. На холме неподалеку от Острожского замка князь заметил чрезвычайно красивую девушку: роскошные светло-русые волосы были заплетены в тугие косы, правильные черты лица, высокие скулы, удивительно выразительные голубые глаза, нежная, словно фарфоровая кожа, розовые чувственные губки — весь ее облик заставлял трепетать. Девушка шла не спеша в сопровождении моложавой дамы. Князь смотрел на них как зачарованный и даже не услышал, как подошедший шинкарь поинтересовался:

— Ужин подавать прикажете?

Вишневецкий повернул голову и встретился глазами с аккуратно одетым, ладным коротышкой, который вновь произнес:

— Ужин подавать?

— Кто это? — вместо ответа князь показал на едва заметные женские фигурки. Очевидно, красота девушки произвела на Дмитрия столь сильное впечатление, что иные вещи перестали его интересовать. Хозяин шинка улыбнулся и ответил:

— А это пани Беат, вдовушка князя Ильи Острожского. Пани живет в замке с очаровательной дочерью Еленой. Они недавно побывали в Кракове, а теперь вот вернулись в Острог. Видите ли, старший сын князя Константина и наследник всей славы рода Острожских — Илья умер… как бы это помягче выразиться… при довольно загадочных обстоятельствах. Все свое огромное наследство он завещал еще не родившейся дочери. Теперь вот ей едва четырнадцать годков исполнилось, а она уж вон какая прелестницы! Все, кто увидит ее, глаз отвести не могут.

— Так ей еще нет пятнадцати… — удивился князь.

— Истинная правда, еще не исполнилось! Иначе бы вокруг Острога давно роились толпы женихов… Невеста хороша собой и сказочно богата. Если нану это интересно, то, по слухам, Илья Острожский назначил дочери трех опекунов: матушку Беат, дядюшку Василия и не кого-нибудь другого, а самого короля нашего Сигизмунда! При королевском дворе богатую наследницу величают на польский манер — Гальшкой…

Поужинав, князь щедро расплатился с хозяином шинка и вернулся на постоялый двор, веселый и счастливый. Всю ночь Дмитрию не спалось, в полудреме его посещал образ юной красавицы. Ранним утром князь растолкал полусонного слугу и приказал отнести в замок на скорую руку набросанное письмо для князя Василия. Встретившая слугу Вишневецкого вдовушка Беат сообщила, что Василий отсутствует и вернется аж через месяц. Тем не менее, Вишневецкого она сегодня же с удовольствием приглашает на ужин.

 

* * *

Как князю Дмитрию удалось расположить к себе вдовушку Беат — история умалчивает. Однако с этого вечера Вишневецкий стал постоянным гостем в Острожском замке. Его визиты продолжались целый месяц.

Гальшка давно разгадала, какие чувства питает к ней новый друг семьи. Иначе зачем любезный вежливый князь уделял бы им столько внимания, не требуя взамен совсем ничего?.. Впрочем, она сама с каждым днем ​​чувствовала все более сильную привязанность к Вишневецкому. Встречаясь, они ежедневно гуляли по парку, читали, спорили, делились впечатлениями, желаниями, мечтами. Князь Дмитрий был поражен, сколь чистым и непорочным было это юное создание. Он влюбился по уши, столь прекрасное чувство окрыляло и опьянило его…

Между тем, Сигизмунду II Августу доложили, что Дмитрий Вишневецкий уже целый месяц вхож в дом пани Беат и, судя по всему, явно метит в женихи Гальшки Острожской, которая находится под личной монаршей опекой. Такая весть весьма огорчила Его Королевское Величество. Сначала он хотел силой отвадить непрошеного жениха, но все же не решился, вспомнив рассказы о неукротимой удали, смелости, дерзости и непредсказуемости князя. А также приняв во внимание результаты недавнего сейма, на котором тот неожиданно для всех сделался старостой черкасским и каневским. Нет-нет, со столь опасным человеком лучше действовать хитростью…

В итоге Сигизмунд II Август отправил князю витиеватой письмо, в котором выразил восхищение его ратными подвигами, смелостью и доблестью. Послание завершалось приглашением немедленно посетить Краков, чтобы обсудить вопросы государственной важности. Не распознав ни малейшего подвоха, Вишневецкий отправил Гальшке коротенькую записку о том, что вынужден срочно отбыть в столицу по неотложным делам, и со всей возможной поспешностью отбыл в Краков. Знал бы князь, что подкупленный курьер не доставит послание его милой!..

В последующие дни Гальшка напрасно ждала появления внезапно пропавшего князя. Девушка скучала, плакала по ночам и совершенно не понимала, что же произошло с Дмитрием?! Печальной тенью бродила она по замку, считала проведенные без любимого минуты, часы, дни — но увы, ничего не менялось.

Наконец Гальшка решила, что ее удивительный, светлый сон любви и счастья канул в вечность навсегда и безвозвратно. Как вдруг получила страстную записку, где сообщалось, что князь успешно решил все вопросы, а потому уже спешит к ней и не может дождаться встречи с любимой в их потайном месте — у замкового фонтана.

«Милый князь не забыл меня! Он любит! Он спешит…» — обрадовалась Гальшка и бросилась в сад. Но вместо ненаглядного Дмитрия ее ждал… срвершенно другой Дмитрий — молодой князь Сангушко, присланный сюда Его Королевским Величеством! Блестящий царедворец начал с того, что печальным тоном сообщил: увы, князя Вишневецкого вновь отвлекли срочные дела, поэтому он просит всячески простить его. А также вскользь упомянул, что у Дмитрия Ивановича возникли проблемы с какой-то богатой вдовушкой в столице… По тому, как вспыхнуло лицо Гальшки, лжец понял, что его слова достигли цели.

Девушка горько рыдала, а обманщик держал ее за руку и всячески утешал. Неожиданно легкий ветерок принес откуда-то, странный аромат цветущих фиалок. Уловив нежный запах, Елена печально всхлипнула. Улучив момент, Сангушко поцеловал запястье ее левой руки, пытаясь утешить…

Вот что происходило в Острожском замке близ фонтана.

 

* * *

А чуть раньше в Кракове, в Вавельском замке Сигизмунд II Август тепло и радушно принимал Вишневецкого. Они были примерно одного возраста, и это обстоятельство настраивало на доверительную беседу. Король прекрасно умел плести интриги… как, впрочем, и его матушка — королева Бона. Для начала Сигизмунд заверил князя, что без его помощи с обороной королевства Польского от врагов никак не справиться! Довольно много наслушавшись о военных талантах Дмитрия Ивановича, король особо подчеркнул, что гордится таким вассалом. И все такое в том же духе…

В ответ Вишневецкий поведал о своем заветном желании: возвести на днепровском острове Хортица укрепленный каменный замок-крепость, усилив его обороноспособность пушками. Сигизмунд встретил смелый проект с нескрываемым энтузиазмом, более того — пообещал материально поддержать его осуществления.

И тут Дмитрий Иванович, окончательно осмелев, чувствуя небывалый подъем и уже предвкушая удачу во всех будущих делах, попросил короля посодействовать ему в женитьбе на Гальшке Острожской. Его Королевское Величество был неприятно поражен неожиданным поворотом мирной беседы, однако на его лице не дернулся ни один мускул. Сцепив зубы от неслыханной дерзости князя, Сигизмунд изобразил искреннюю радость, а когда смог снова говорить — мгновенно согласился: мол, как же не помочь сватовству столь уважаемого человека и искусного воина?! Очень даже запросто — ведь он, Сигизмунд II Август, является опекуном юной Гальшки! Вот разве что может сработать одно неприятное обстоятельство…

Вишневецкий вмиг насторожился и захотел узнать, в чем дело. Король не сказал ничего конкретного, только прозрачно намекнул, что сиятельная пани Беат на самом деле — лицо не совсем приятное, натура у нее непредсказуемая, вздорная, импульсивная. От такой можно ожидать чего угодно! Поэтому Его Королевское Величество искренне посоветовал Дмитрию Ивановичу поторопиться с объявлением помолвки, пока мать невесты не приняла иного решения. Для чего настоятельно рекомендовал вызвать Гальшку на срочное свидание запиской, которую можно отправить безотлагательно с одним из королевских курьеров. Не заподозривший подвоха князь неосторожно согласился на столь любезное предложение Его Королевского Величества, набросал короткую записку и передал королю. Кому тот поручил доставить послание, Вишневецкий не видел. Впрочем, он ни за что не подумал бы заподозрить Сигизмунда II Августа в нечистой игре либо в обмане!..

Далее последовал спешный отъезд в Острог. На прощание король посоветовал Дмитрию Ивановичу отправиться на свидание не с пустыми руками. Задержавшись еще на некоторое время, князь получил из рук личного лекаря самой королевы Боны изящный флакончик с необычайным фиалковым ароматом, предназначенный в подарок очаровательной Гальшке Острожской. Кроме того, по совету короля Вишневецкий завернул к ювелиру, у которого приобрел небольшое изящное колечко с изумрудом. Зеленый камень в золоте — какая девушка устоит против такого подарка?..

На место свидания Дмитрий Иванович, сгорая от нетерпения, примчался, сжимая в руках колечко и заветный флакончик — поистине королевский подарок. На темной садовой аллее, на их заветном месте возле фонтана действительно сидела Гальшка… но не одна, а рядом с блестящим молодым человеком!!! Он держал княжну за руку, она что-то эмоционально объясняла собеседнику…

 

Обомлев от такого предательства, Дмитрий Иванович не стал прислушиваться к их разговору: в сердцах швырнув на землю кольцо и флакончик духов, князь удалился широким шагом. Найдя у ворот Острожского замка спящего слугу, растолкал его и процедил сквозь зубы, что они немедленно отправляются в Вишневец или на Хортицу — в общем, куда угодно, лишь бы подальше от проклятого Острога!

— Нехорошо ехать на ночь, — попытался урезонить его казак. Однако князь был непреклонен:

— Если я останусь здесь еще хоть на минутку, то совершу преступление!!! — прокричал он. — Я не намерен дышать одним воздухом с предателями!!!

Пришлось уехать из Острога.

Навсегда…